Понятие о десятине в Священном Писании

Священник Иоанн Нотхаас, православная церковь святого Христофора, г. Майнц

Ветхий завет

Для большинства христиан десятина — это реликт ветхозаветного благочестия, от которого они чувствуют себя освобожденными Новым Заветом, если им вообще приходит в голову этот вопрос. Соответствует ли такое неодобрительное отношение словам Священного Писания?

В Ветхом Завете десятина впервые упоминается при встрече Авраама с загадочной фигурой царя Мельхиседека (в переводе его имя означает «царь справедливости»). Он – священник — благословляет Авраама, превозносит  Бога и объявляет Аврааму о заступничестве Бога в борьбе против его врагов. Затем он совершает с Авраамом священнослужение. В заключении говорится: «Авраам дал ему десятую часть из всего» (Быт. 14, 18-20). Этот ответ Авраама на действия священника и царя Мельхиседека мы расцениваем как знак благодарности и приятия им священнической службы. В то же самое время мы видим неприятие предложения царя Содома (Быт. 14, 21).

Десятина вбирает в себя социальную ответственность за малоимущих и священническое служение в обществе: «Когда ты отделишь все десятины произведений земли твоей,.. и отдашь левиту, пришельцу, сироте и вдове, чтоб они ели в твоих жилищах и насыщались, тогда скажи перед Господом, Богом твоим: я отобрал от дома моего святыню… по всем повелениям Твоим, которые Ты заповедал мне: я не преступил заповедей Твоих и не забыл;.. исполнил все, что ты заповедал мне; призри со святого жилища твоего, с небес, и благослови народ твой, Израиля и землю…» (Втор. 26, 12-15).

Тут говорится не только о заботе о священнике, но и о бедных. Десятина является святой обязанностью, потому что о ней говорится как о «святыне» и «Твоей заповеди», из нее нельзя ничего брать. Только при исполнении этой заповеди благочестивый израильтянин может просить Бога благословения народа и земли Израиля.

В следующем месте Ветхого Завета (Лев. 27, 30) указано, как следует понимать слово «святыня»: «И всякая десятина на земле из семян земли и из плодов древа принадлежит Господу: это святыня Господня… И всякую десятину из крупного и мелкого скота… должно посвящать Господу…».

«Святыня» или «святыня Господня» говорит нам о том, что десятина принадлежит Богу.  О таком отношении к имуществу не как своей собственности, а как к дару Божию говорится в стихе Втор. 8, 17-18:

«И чтобы ты не сказал в сердце твоем: «моя сила и крепость руки моей приобрели мне богатство сие», но чтобы помнил Господа, Бога твоего, ибо он дает тебе силу приобретать богатство».

Заключительным местом, относящимся к этой теме,является Книга пророка Малахии 3, 8-12, где говорится о суде Божием при прямом или косвенном уклонении от уплаты десятины:

«Можно ли человеку обкрадывать Бога? А вы обкрадываете меня… Десятиною и приношениями. Проклятием вы прокляты, потому что вы — весь народ — обкрадываете Меня. Принесите все десятины в дом хранилища, чтобы в доме Моем была пища, и хотя в этом испытайте меня, говорит Господь Саваоф: не открою ли Я для вас отверстий небесных и не изолью ли на вас благословения до избытка?»

Уплата десятой части заработанного прослеживается во всём Ветхом Завете как неотъемлемая часть отношений человека с Богом. .

Десятина не является ни изобретением человека, ни изобретением какой-либо касты первосвященников для извлечения собственной выгоды. Эта уплата есть заповедь Божия, при несоблюдении которой приходит наказание, а при соблюдении даётся благословение. Уплата десятины является и знаком любви к Богу.

Новый Завет

Что говорит Новый Завет об уплате десятины? Отменяет ли Новый Завет то, что являлось в Ветхом Завете заповедью Божией? Не являемся ли мы христианами «ныне, умерши для закона, которым были связаны, освободившись от него, чтобы служить Богу в обновлении духа, а не по ветхой букве» (Рим. 7, 6). Не есть ли Христос «Конец закона» (Рим. 10, 4). Не  осуждает ли Христос фарисеев, говоря: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру» (Мф. 23, 23).

В таком случае можно подумать, что закон, данный Богом на горе Синай, противоречит этому.

Возможность заключения такого рода опровергается Господом, он прибавляет к своему изречению: «сие надлежало делать, и того не оставлять». Следует ли из этого, что десятина была одобрена Христом?

Неужели пожертвование для церкви, высчитанное по процентам, приравнивается к добродетелям христианина? Неужели именно так поступает человек, когда хочет доставить удовольствие ближнему или просто помочь ему?  А церковь? Неужели церковь во все времена не исполняла закон, из любви ко Господу и к людям создавая храмы, иконы и убранства для церквей?

Таковое исполнение закона открыто нам Господом в Его Нагорной проповеди: «Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (Мф. 5, 20).

Из этого следует, что в Новом Завете закон Старого Завета с Богом должен быть не просто выполнен, носверхвыполнен. Десятина является здесь абсолютным минимумом. Эти слова Спасителя поражают человека в самое сердце. Свят тот человек, сердце которого свободно от всего материального. Христианину, который готов служить Господу таким образом, Иисус обещает: «И всякий, кто оставит дóмы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или зе́мли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную» (Мф. 19, 29).

И в конце концов, не объясняет ли нам сам  Господь такое преисполнение закона, когда на примере двух лепт бедной  вдовы, он, подзывая своих учеников, говорит им: «истинно говорю вам, что эта бедная вдова положила больше всех, клавших в сокровищницу, ибо все клали от избытка своего, а она от скудости своей положила всё, что имела, всё пропитание свое» (Мк. 12 , 43-44).