Берлинский священник Андрей Сикоев: «Простые немцы назвали официальную позицию Германии издевательством!»

Настоятель храма Покрова Богородицы в Берлине (РПЦЗ) Андрей Сикоев до принятия сана долгие годы работал  журналистом, издателем, продюсером. Когда началась война в Южной Осетии, отцу Андрею пришлось активно включиться в информирование немецкого общества о реальном положении дел на Кавказе. Почему он взял на себя такую миссию, и как  немецкое общество реагировало на войну в Южной Осетии, иерей Андрей Сикоев рассказал в интервью Osetinfo.ru.

Андрей Сикоев: С первых часов войны нам стало известно от людей в Осетии и из сообщений российских СМИ, что происходит в Цхинвале и селах. Конечно, было очевидно, что мирное население находится в отчаянном положении, что совершаются жестокие преступления именно против мирных жителей. Игумения Нонна и монахини в Богоявленском женском монастыре в городе Алагире(Северная Осетия)  день и ночь принимали беженцев, которые бежали от бомбардировок. Многие из них потеряли своих близких и знакомых и молили о спасении людей, остававшихся в Южной Осетии.
Было также очевидно, что осетинское ополчение будет до последнего сражаться против грузинской армии и, если не остановить войну немедленно, осетинский народ понесет невосполнимые потери. Каждое слово правды в такой ситуации было очень дорого для скорейшего прекращения кровопролития. Поэтому, у меня как человека с осетинскими корнями и имеющего опыт работы в СМИ, просто не было другого выбора, кроме как включиться в информирование немецкого общества о нападении Грузии на непокорную ей Южную Осетию.

-Позиция официальной Германии по поводу войны в августе 2008 года известна. А как жители, гражданское общество воспринимали то, что происходило в Южной Осетии 8-12 августа?

— Надо сказать, что реакция немецкого общества не была однородной. Между восприятием событий народом и политической и промышленной элитой была большая разница. Начнем с того, что тот огромный бюджет, который был выделен американцами на PR, поступил через грузин в СМИ и сделал свое дело. Как и везде в Европе, эта война для германского зрителя и читателя началось с сообщения, что огромная Россия напала на маленькую бедную Грузию. Это конечно сработало, и поверил этому, прежде всего, массовый читатель и зритель. Но надо сказать и то, что в Интернете и даже в ведущих немецких газетах и журналах уже на более подробном уровне разработки темы войны на Кавказе фактически была сказана правда о происходившем. Было сказано, что Грузия напала на Осетию, что грузинские войска разрушили Цхинвал, были озвучены цифры убитых. В связи с этим началась активная и очень заинтересованная дискуссия среди интеллигенции и ответственных лиц в Германии. Например, известная газета «Die Zeit», редактором которой является бывший канцлер ФРГ Шмидт, следуя американской линии, в своих статьях назвала Россию агрессором. Но буквально все читатели, а у этой газеты элитные читатели, профессура, предприниматели, ученые, на форуме газеты в Интернете назвали такую позицию издевательством. Люди, которые разбираются в политической ситуации, восприняли позицию западных СМИ как ложь. Они видели бесчеловечность нападения и неадекватное поведение президента Грузии и понимали создавшуюся ситуацию как модель американской агрессии через Грузию, и, что очень важно, такие элитные читатели не поддержали идею размещения натовских структур на южных границах России. То есть для вдумчивого читателя правда была очевидна, и люди возмущались, что их сознательно вводят в заблуждение. Это была большая волна, идущая от гражданского общества.

Но вместе с тем, конечно, многие центральные каналы, журналы и газеты в какой-то мере не были готовы к событиям, произошедшим на Кавказе, и хотели писать то, что можно было получить из разных источников. И когда мы со стороны Русской православной церкви предложили такую возможность, они ее приняли. Как священник с осетинскими, русскими и немецкими корнями, к тому же имеющий 15 летний опыт работы в СМИ, я смог пробиться в две крупнейшие газеты Германии и на третий день войны
рассказать о том, что происходящее — это геноцид осетинского народа, угрожающий истреблением осетин в Южной Осетии. Потом нам удалось дать более подробную информацию о том, кто такие осетины, почему Осетия разделена на Южную и Северную, каковы осетино-русские и осетино-грузинские отношения. Нам удалось передать журналистам, отправлявшимся в Южную Осетию на пятый- шестой день, более подробную информацию о случившемся и об истории взаимоотношений. И эти журналисты написали правду. Они написали о мужестве осетинской молодежи, которая самоотверженно сражалась, защищая свою страну, о горе народа, пережившего за последние 20 лет два геноцида.

Надо сказать, что неоднозначная позиция была не только у немецкого общества, но и у политической элиты Германии, которая играла как бы двойную роль. С одной стороны, они выполняли отчаянные просьбы Кондолизы Райс о защите американского президента, который в случае проигрыша этой войны (а результат войны воспринимался всеми именно как поражение США) становился пораженцем, и делали официальные заявления, соответствующие линии США. Но вместе с тем депутаты всех партий, ответственные за международные вопросы, говорили, что у них нет достаточной информации для оценок. А на неофициальном уровне очень многие политики, в том числе и министры, защищали действия России. В результате такой двойственности у населения тоже сложилось неопределенное мнение о том, что происходило на Кавказе, было очевидно одно, что все не так, как стараются представить американские СМИ и политики.

-А как реагировала на войну в Осетии русскоязычная диаспора Германии?

— Русскоговорящее население Германии, особенно православная его часть, конечно, очень переживало и возмущалось в связи с русофобскими выступлениями, которые в течение трех недель звучали по радио и ТВ, и были на страницах прессы. Россияне, живущие в Германии, имеющие немецкое гражданство, конечно, знают и плюсы и минусы своей Родины, но они всегда переживают за нее, стесняются ее ошибок и радуются ее успехам. Они искренне переживали, что в Германии не звучала правда о войне в Южной Осетии. Это было тем более в условиях, когда правдивая информации была доступна через Интернет практически любому человеку. Вместе с тем было недостаточно хорошей оперативной информации об Осетии не только для немецкой аудитории, но и для бывших российских граждан. И в этом я вижу свою дальнейшую просветительскую миссию: важно донести, в том числе до русскоязычного населения, кто такие осетины, что они не сидят в горах как это описано в литературе 19-го века. И в этом плане стимулом для меня является тот факт, что до сих пор ни одно официальное лицо Германии не высказало ни одного слова сочувствия, соболезнования осетинскому народу. На мой взгляд, это просто позор. Убивали детей, женщин, стариков, город разрушен и в ответ на это молчание из Европы…

— Отец Андрей, на примере освещения войны в Южной Осетии мы видим, насколько США мобилизовано работают в европейском информационном поле. А почему Россия так не работает, чтобы защитить свои законные интересы, в конце концов, противостоять лжи в свой адрес?

— Нельзя забывать, что США и их партнеры, знают, как продавать информацию и делают это профессионально. Значит, чтобы противостоять им, нужно приобретать профессионализм в этой сфере. Длительная проблема, связанная с поддержанием имиджем России в мире, PR деятельностью — это отсутствие стратегии и системной концепции. Еще бывший президент Владимир Путин неоднократно выступал на эту тему, для улучшения имиджа России были выделены хорошие бюджеты. Но они, как это часто бывает, рассыпались по инстанциям, так, что на выходе мы ничего существенного получить не можем. По моим сведениям, только PR-бюджет Грузии, выделенный на эту войну, составлял не меньше 100 млн. долларов. Они, конечно, тоже могли часть присвоить, но что-то, конечно, дошло. И это было видно, особенно в таких странах как Германия, Англия, Франция. Поэтому нам, видя эту ситуацию, еще раз следует разработать стратегию, которая охватывает все сферы имиджа России от политических и социальных структур до культурных проектов. Пусть эту стратегию разработает независимая группа или комиссия, которая будет напрямую связываться, скажем, с управлением президента. Почему бы не создать Стратегический фонд при управлении президента, который будет заниматься имиджевой политикой. Это очень важно, потому что такую стратегию не выстроить за один день по поводу актуального события, будь то война в Южной Осетии или Олимпиада. Когда стратегия и бюджет для нее будут готовы, можно будет думать, кто и как может ее исполнять. Сейчас я, будучи священником, занимался решением этой задачи 8-9 часов в день. Да, слава Богу, удалось достичь успеха, но это ведь не задача священника или учителя. Этим нужно заниматься профессионально, используя более совершенные возможности, чем домашний телефон и Интернет. Надо сказать, что и в Германии, и в других странах есть честные порядочные люди, и среди депутатов, и среди промышленников, которые хорошо знают и уважают нашу страну. И они готовы поддержать инициативы, которые мы будем предлагать. Но с ними пока никто не работает…Это мы (Русская Православная Церковь заграницей) говорим везде и всем. Я не раз читал в российских СМИ после войны, что Россия выиграла эту войну на поле боя, но проиграла на информационном фронте. Чтобы избежать таких ситуаций, в 21 веке нужно использовать адекватные средства и улучшать не только вооружения, но и информационные технологии.

 

Беседовала Элина Бестаева, спец. корр. Osetinfo.ru

 

http://osetinfo.ru/main/230

 

Добавить комментарий