Москва-Дивеево-Муром (впечатления паломника)

День первый. Берлин — Москва!

В первый день нашего путешествия мы встретились в Москве, на Белорусском вокзале. Большая часть паломников во главе с отцом Андреем прилетела из Берлина, а остальные подтянулись из Петербурга или от своих московских знакомых и родственников.

Нашим первым совместным предприятием стал замечательный постный обед, из трех блюд, с квасом, морсом и т. д. За обедом отец Андрей предложил каждому рассказать немного о себе, ведь среди паломников были и прихожане Собора, и гости из Ганновера.

Затем мы отправились на Воробьевы Горы, к храму Живоначальной Троицы. Первая икона, которая встретила нас у входа в храм, была икона батюшки Серафима. Так он сразу, с первых наших шагов, взял нас под свое покровительство и больше уже не оставлял, да и сейчас не оставляет.

Рядом с храмом расположилась палатка, где представители новороссийских приходов собирали помощь для своих земляков, для беженцев и ополченцев. Отец Андрей обстоятельно расспросил их об обстановке на местах и о возможностях передаче им медикаментов и гуманитарной помощи.

После осмотра храма мы отправились на экскурсию по Москве и сделали остановку у Новодевичьего монастыря. Здесь нам рассказали много интересного об истории этого монастыря, о царевне Ольге и т. д.

Когда мы прибыли на Красную плошадь, был уже вечер, теплый, солнечный, с легким ветерком. На площади было спокойно и просторно, наплыв туристов схлынул, храмы были закрыты. Мы осмотрели их снаружи: Собор Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву, так же называемый Собором Василия Блаженного, Собор Казанской иконы Божией Матери, Часовню Иверской иконы Божией Матери у Воскресенских ворот.

Затем поехали ужинать, где завершили наше знакомство друг с другом.

Первую ночь мы провели в поезде Москва-Казань… Никогда, слышите, никогда не берите билет на этот поезд! Тем более, летом. Окна в купе там не открываются, а вентиляция не работает. Я смоглa уснуть только утром, в автобусе, везущем нас из Арзамаса в благословенное Дивеево.

День второй и третий.

В Дивееве нас всех поселили в одном двухэтажном доме, мы быстро распределились по комнатам, чуть-чуть отдохнули, и отправились в монастырь. Самым чудесным событием этого дня оказался для меня Источник батюшки Серафима. Было очень жарко, и вода на ступеньках, ведущих в источник, немного прогрелась. А там, где кончались ступеньки, там была вода такая ледяная, что я при первом погружении не могла понять, где верх, а где низ. Потом как-то нащупала дно и вынырнула. Это было мое первое погружение, и в таком святом месте! Оказалось, что надо просто решиться на этот «подвиг», и спокойно идти вниз по ступенькам, напевая например «Богородице Дево радуйся…», и тогда мелодия подхватывает тебя и ведет за собой. Этим открытием воспользовались Мария и Лидия, а остальные как-то сами справились.

 

x675

Погружение у источника батюшки Серафима

Потом, после погружения, мой слегка взбаламученный взор остановился на группе женщин, одетых в белые рубашки, похожие на крестильные. В отличие от нас они не побежали после погружения переодеваться в сухое, а стояли на солнышке и тихонько переговаривались между собой. И это было так красиво, что хотелось ходить вокруг них по кругу и петь: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся… Аллилуя!»

 

Два дня в Дивееве как-то перепутались в моей памяти. Многое случалось за эти два дня. Наш паломник Серафим, который сперва рухнул в постель, так что мы думали, не заболел ли он, а потом встал и пошел в монастырь так уверенно, что казалось, невидимая ниточка ведет его. Канавка, на которой так хорошо считается до ста пятидесяти — именно сто пятьдесят раз надо спеть или прочитать про себя «Богородице Дево», и тогда, как сказала наш первый экскурсовод, «вы решите все ваши проблемы». Вот прямо так и сказала. Чугунок батюшки Серафима, в котором освящают с тех пор дивеевские сухарики и к которому нам с Марией посчастливилось приложиться. Постоянная нехватка времени, потому что, как же можно, проходя мимо Троицкого Собора, не остановиться, не постоять в очереди и не приложиться к мощам батюшки Серафима, в третий раз за день или в пятый — не важно… Замечательный экскурсовод второго дня, рассказавшая о блаженных женах Дивевских Пелагии, Параскеве и Марии и преподобноисповеднице Матроне, о преподобных женах Александре, Марфе и Елене, и благоухание у гробницы одной из них — какой именно, забыла, простите!

 

2_Diveevo_9-10 July (22)

Дивеево, Канавка Пресвятой Богородицы

Очень радостно было просто разговаривать друг с другом, о приходе, о воскресной школе у нас и в Ганновере или просто «за жизнь», или присматриваться к дивеевцам по-хозяйски: а как они организуют трапезы? А чему можно у них научиться? Радостно было видеть нашего отца Андрея, принимавшего участие в Богослужении и исповедующего не только нас, но и других паломников… А матушка Наталья, взявшая нас под свое покровительство, с каким участием она к нам отнеслась и как много помогла! А потом вдруг, когда мы узнали, что – может быть! – случится чудо! – и нам посчастливится увезти с собой в Берлин частицу мощей батюшки Серафима – какое волнение, какая надежда и в то же время спокойная уверенность, что батюшка сам решит, как и что… Раз он нас у самого первого храма, на Воробьевых горах, поприветствовал, то неужели он не поспособствует?

Так оно и случилось. Сперва алтарница Собора матушка Тамара вручила отцу Андрею мешок угля для алтарных нужд, как «подарок и благословение батюшки». А ранним утром, перед нашим отъездом из Дивеева, отец Андрей получил и мощевик с частицей…

День четвертый. Муром и Арзамас.

В Муроме мы посетили Троицкий Женский монастырь, Троицкий Собор, где поклонились мощам св. преп. Петра и Февронии, и церковь св. преп. Сергия Радонежского. Шла литургия, и мы долго оставались в церкви. Церковь была небольшая и после Дивеевских соборов напомнила мне нашу, Покровскую. Оказывается, уже соскучилась! Символ Веры там пели на другой мотив, чем у нас. Но тоже красиво.

 

Святые праведные Петр и Феврония

Святые праведные Петр и Феврония

Позавтракали, много времени провели в церковной лавке, заказали молебны, купили для храма икону св. преп. Петра и Февронии. Вообще, это удивительные святые: никаких особых подвигов они не совершали, просто жили по Божьим заповедям, первая из которых — любовь. Как все оказывается просто и понятно… Или нет? Почему же мы не можем?

На маленькой крутой улочке вышли из автобуса, у церкви Николая Чудотворца. Здесь нам показали источник св. Василия, архиепископа Рязанского. История этого источника такова: св. Василий был оклеветан завистниками. Ему было велено оставить Муром. Его привели на берег реки, где уже ждала лодка. Но он не сел в лодку. Он бросил свою мантию в воду, встал на нее и поплыл по реке. Вот так. Что касается клеветы — люди с тех пор мало изменились, только квартирный вопрос их немного испортил, как говорил один несимпатичный герой Булгакова. Но чтобы встать на мантию и поплыть… Там, где св. Василий оперся на посох, забил из земли источник, и около него нам показали растение сныть, упоминаемое в Житие батюшки Серафима. Вот так батюшка опять нас догнал! Елена сказала, что у нее в Котбусе этой сныти сколько угодно. Надо бы заняться этим вопросом повнимательнее.

Кстати, о Житии, в котором это растение упоминается. Батюшка Серафим был прославлен незадолго до революции, поэтому его житие еще не было написано и издано. Занимался изучением его жизни и истории Дивеевского монастыря св. мученик Серафим Чичагов, расстрелянный в Бутове, но это немного другая история. А в 80-90 гг. прошлого века было затеяно издание Жития батюшки Серафима в Мюнхене, и наш отец Андрей участвовал в этом издании. Так что не чужой нам батюшка. Он никому не чужой, а нам тоже.

Потом поехали в Спасский мужской монастырь и поклонились мощам св. Ильи Муромца. Видели там греческую чудотворную икону св. Спиридона Тримифунтского и его туфельки, сношенные, ведь ему приходится много бегать. Пообедали и заторопились в Арзамас. Заторопились — не то слово! Мы сильно опаздывали, и автобус летел, как птица. Вернее, как дракон, побрякивая на ходу драгоценными камнями. Так же грациозно. Слава Богу, успели в Арзамас, служба в Соборе еще шла.

 

x675

Святой Илья (Муромец)

Собор Воскресения Христова меня не очень впечатлил, простите. Мне больше по душе маленькие храмы, вроде нашего. Там и слышно лучше. Но история о том, как к концу строительства окончились деньги, а полы еще не были настелены, и тогда прихожане выломали полы в своих домах и пожертвовали их в Собор, эта история меня как казначея заинтересовала. Надо взять на заметку.

Рядом с Собором находится Свято-Николаевский женский монастырь. Здесь нам показали две святыни: чудотворную икону Божией Матери «Избавление от бед страждущих», которая в монастырь была принесена почерневшей и постепенно стала светлеть; и икону Божией Матери «Достойно есть». И мы спели вместе Акафист, прямо, как у нас. Это очень порадовало.

Но все когда-то подходит к концу, и вот мы уже на вокзале в Арзамасе, ждем поезда в Москву и готовимся к завтрашнему Причастию в Зачатьевском монастыре. Отец Андрей благословил нас готовиться и укрепил нас телесно, выдав каждому по конфетке. Ночь в поезде прошла очень хорошо, можно было открыть окно. Утром мы увидели двух детей, лет пяти-шести, которые с увлечением смотрели в окно и рассказывали друг другу все, что видели. Вернее, мы их не увидели, а услышали. Еще вернее — они нас разбудили, но зато очень интересно было долеживать в постели и слушать их болтовню.

  • А вот смотри, вагон стоит! А вот паровоз! А вот мотоцикл едет!

  • А вот, смотри, (пауза), это Боженька, да?

А, понятно, это батюшка прошел по коридору 🙂 Пора и нам вставать.

 

Москва, Ново-Зачатьевский монастырь

Москва, Зачатьевский монастырь

День последний. Москва!

Сейчас мне кажется, что мы в Москву вернулись другими, чем из нее уезжали. За эти несколько дней мы превратились из глазеющих по сторонам туристов в целеустремленных паломников. Нашей последней целью был Зачатьевский монастырь.

А ведь я там была, лет пять или восемь назад. Меня привел туда один московский друг, который давным-давно учился в школе, построенной в советское время прямо поверх разрушенного Собора. Школы там уже не было, ее тоже разрушили. Был какой-то пустырь с признаками может-быть-когда-нибудь-стройки. Но были ворота, и в воротах пахло свежим хлебом, который сестры этого монастыря пекли всегда – и при советской власти, когда там стояла школа, тоже. Мы купили там каких-то плюшек, очень вкусных…

А теперь там три храма и Собор! Когда же они успели?

В храме шла литургия. Служили и пели очень красиво, не знаю, акустика это или Божий дар. Слова были очень хорошо слышны. Праздник был Петра и Павла, конец поста. К своему удивлению, встретили там Ксению, которая живет в Москве, но часто приезжает в Берлин и тогда приходит к нам, в Покровский храм. А тут получается, мы пришли в гости к ней… По благословению игумении Иулиании мы причастились Святых Христовых Тайн.

По литургии нам посчастливилось участвовать в чине о панагии. Сущность его заключается в том, что богородичная просфора износится из храма по окончании литургии со священными песнями в монастырскую трапезу. Там ее полагают на особом блюде и по окончании трапезы с прославлением Св. Троицы и молитвою Пресвятой Богородице просфору возвышают (поднимают) над иконами и вкушают от нее. Смысл чина, очевидно, — живо представить присутствие за трапезой Пресвятой Богородицы. Тут, как будто промыслительно, встретились эта просфора и и мощи батюшки Серафима, которые мы везли из Дивеева. Удивительно…

Настоятельница пригласила нас на праздничную монастырскую трапезу. Это была необыкновенная трапеза, подготовленная и проведенная воистину благочестиво, с молитвой и любовью.

Во время самой трапезы мы узнали много интересного. Оказывается, отец Андрей тоже был на этом месте, когда школа уже была снесена, а новые здания даже, наверное, и в воображении не находились. Уму непостижимо, как успели так быстро построить? «Как будто с неба эти храмы спустились,» — сказал отец Андрей.

Но построить – одно. А наполнить храм прихожанами и литургической жизнью, создать хор, который как будто для этого храма родился — или тоже спустился с неба? Мы спросили, нет ли у них записей хора – оказалось, нет. Это еще не успели…

После трапезы нам показали монастырь, рассказали о куполах, показали музей и подвалы… Там были сохранены фрагменты нескольких фундаментов, ведь собор горел, до основания, несколько раз. Часть нового фундамента была не заштукатурена, и на кирпичах видны были имена жертвователей на храм: Иоанн, Мария, Василий… Эта традиция называется «именной кирпич»: имя жертвователя не только заносится в синодик для поминовения, но и, оказывается, совершенно реально пишется на кирпиче! Мне это очень понравилось. Жалко, деньги кончились… Да и строительство давно завершено, слава Богу!

Потом мы бодрым шагом домаршировали от Зачатьевского монастыря до Храма Христа Спасителя. На осмотр его осталось пять минут, которые легко превратились в пятнадцать, а у кого и в двадцать. Поэтому в автобусе потом дружно и внимательно смотрели на часы: успеем на аэроэкспресс или придется ждать следующего? Помолились, уже в который раз в этом путешествии, батюшке Серафиму, и успели. В аэропорту купили МОРОЖЕНОГО, ведь пост кончился, ура! И без дальнейших приключений, целые и невредимые, усталые и довольные, безмерно благодарные, вернулись в Берлин…

В заключение…

Во-первых, паломничество в группе со священником – это здорово! Ничего плохого тогда случиться не может, а если что непредвиденное и случится, то обернется добром.

Во-вторых, да здравствуют наши Лазарь и Катя, подготовившие для нас эту поездку, да здравствует Катино нескончаемое терпение и непобедимое здравомыслие!

В-третьих, как показывает практика Дивеевского монастыря, не надо готовить на трапезу разносолов — их все равно всем не хватит, и каждый будет заглядывать в тарелку соседа… Лучше просто, но много. А в Зачатьевском монастыре во время трапезы читают вслух. Может быть, и нам попробовать? Первые минут десять. Или вторые минут пятнадцать, когда главные житейские вопросы уже обсуждены…

И самое главное: у нас есть частица мощей Батюшки Серафима! И на престольный Праздник эта частица была вправлена в нашу икону… Но это уже совсем другая история.

Фотиния